Андеграунд

Underground
16+
0
0 голосов
7.918
Рейтинг
Популярные фильмы

Сюжет фильма "Андеграунд"

Во время Второй мировой войны в Белграде подпольщики-антифашисты организовали целую фабрику по производству оружия. Война давно закончилась, а они продолжают свою деятельность. И все эти годы наверху жизнь течёт своим чередом, а в подполье рождаются дети, которые никогда не видели солнечного света.

Факты о фильме


  • Фильм снят по мотивам пьесы Душана Ковачевича «Весна в январе».
  • Съемки фильма растянулись по всей Восточной Европе. Эмир Кустурица снимал на знаменитой чешской студии «Баррандов», затем переместился в Белград, работал в Праге, Софии, Берлине и болгарском городке Пловдив. Фильм снимали также близ Рейхстага.
  • Члены Югославской Киноакадемии проголосовали за «Андеграунд» как за третий лучший сербский фильм, созданный в период с 1947 по 1995 годы.

Кадры

Скриншоты

Постер


0 0
Отзывы
Информация
Чтобы оставить отзыв к фильму, пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт на сайте.
 
«Всегда с болью, печалью и радостью мы будем вспоминать нашу страну и будем рассказывать нашим детям, нашим внукам бесконечные сказки с одним и тем же началом… Жила-была одна страна…» Жила-была одна страна. Жила-была одна война. Жил-был один творец. Жил-был один режиссер… И имя этому молодцу, рассказавшему миру об одной войне одной страны, – одной единственной борьбе одной единственной планеты – Эмир Кустурица. Стоит узреть пару картин Кустурицы, чтобы понять: сердце творца больше не может сдерживать переполняющую его боль и страдание за Отчизну, за свою колыбель, за Родину, за Отечество, чей дым, увы, не сладок и не приятен. Сердце разрывается и выплескивает на забывающего свои корни рассеянного зрителя потоком хлынувшую реку человеколюбивой жестокости. Зритель пугается, боясь, что не сможет найти, понять и принять истоки этой реки, и закрывает глаза, не в силах глядеть на собственное безрассудное жестокосердие. «Но, - будто говорит нам режиссер, - хотите вы того или нет, вам придется смотреть, ибо эта река – поток не одной страны, а целого мира»…А смотреть, впрочем, как и писать, действительно трудно, потому что «Андеграунд» – это, как отозвались в «Cadrage», «больше, чем жизнь». Уж столько смешано всего: и богатый национальный дух, и фантасмагорическое художество создателя, и жизненно-примитивный ужас кровопролития, – что разобраться, где кончается придумка и начинается история почти невозможно… А может, так и должно быть. Ведь люди, вкусившие и отравившиеся войной, не знают, где кончился мир и началось безумие. Я долго не решался начать писать отзыв на «Андеграунд» Эмира Кустурицы, ибо для собирания в единый отзыв такого колоссального количества разношерстных и разнокалиберных идей, навеянных фильмом, мне потребовалось гораздо больше времени, чем три часа хронометража. Одно обустройство в голове философии этакого «бессердечного гуманизма»/«человеколюбивой жестокости», о которой я уж упомянул, требует немалого времени, а понимание и применение на практике… Ну, согласитесь, не умеем мы еще принимать чужие ошибки без злобы и скабрезности, с отеческой улыбкой и мудрым всепрощающим спокойствием. Это дано лишь богам… Но, к счастью, боги существуют и на земле… …Может, есть и под землей? Недаром же сотворено «Подполье» – история превращение людей в слепых кротов, которые однажды выбираются на поверхность земли; которыми правят лишь животные инстинкты; которые готовы убивать своих сородичей ради грязного опарыша. Да, «просветление» и «рождение» героев, «по-кустуровски» шедеврально исполненных Ристовски, Манойловичем, Тодоровичем и Штимацем, есть ничто иное как «отрыжка» мира, более не способного терпеть внутри себя людей. Рассказ Кустурицы глазами Филача и ушами Бреговича о губительности акселерации человека и его деятельности – глухая пощечина всему обществу, данная без театрального пафоса, но за дело. Это урок. Урок всем людям. Урок всем детям, которые еще не знают, и, дай бог, никогда не узнают солено-сладкий вкус войны с пороховой иль ядерной отдушкой.Но бог не был бы богом, не умей он прощать и любить пусть грешных, но все же своих детей, каждый раз снова и снова выстраивающих стену слепой беспощадности. Три части «Андеграунда» - это три первых тома «Войны и мира» с их многообразием героев и философских проблем. Мир Эмира скрывается лишь в последней, начатой, но недописанной режиссером четвертой части. Четвертый том, бесконечный и неизъяснимый, – в гениальном конце, который может принадлежать только Кустурице… Четвертый том – это рай, к которому стремятся кроты, убивая на пути своих родных. А рай – это традиция, это история, это человеческое единство, которого никогда не будет на земле… Запомните зрители, именно так выглядит то «мы всегда будем вместе», которое так любит дешевая попса. Запомните и не верьте другим. Верьте Кустурице, посвятившему сей мысли неописуемый фильм «Андеграунд» и весь свой талант. Верьте ему, ибо он точно знает, о чем говорит…P.S. «Война – еще не война, пока брат не поднимет руку на брата». Да, правда… Только все мы на этой планете – братья.
 
Если Вы случайно включили телевизор, опоздав на титры, не беспокойтесь, опознать фильм Кустурицы можно сразу: по экрану обязательно бежит вслед за вдупель пьяным лидером в шляпе и с сигарой пьяненький духовой оркестр, наигрывающий по ходу бега одну и ту же зажигательную балканскую мелодию. Кустурица! – в восторге кричат одни. Кустурица… - с омерзением поджимают губы другие. Да, это и есть классический Кустурица. Пьяная «дикая охота» духового оркестра и есть фирменный знак этого модного среди фестивальной кинотусовки 80-х - 90-х режиссера. С 1981 г. («Золотой львенок» на кинофестивале в Венеции за фильм «Помнишь ли ты Долли Белл?») по 2005 г. (приз кинофестиваля в Софии в номинации «Лучший балканский фильм» за фильм «Жизнь как чудо») Кустурица был отмечен на разного рода кинофестивалях 14 (!) раз. Примерно в то же время на небосклоне кинотусовки сияла звезда Квентина Тарантино. Дает ли это право называть девяностые годами славы Тарантино и Кустурицы? Думаю, да. Эти 2 режиссера были в тренде и диктовали моду на киноискусство практически 2 десятилетия. Но так ли оба они столь сильны или так работает феномен моды? Первое, что бросается в глаза у обоих режиссеров – обесценивание крови и страданий как в мультфильмах или дешевых боевиках. На языке психологии это явление характерно при нарушении знаковой ситуации. Т. е. в реальной жизни раны, кровь, уже не говоря о смерти, вызывают бурную реакцию людей, многие даже впадают в шок, а в фильмах же рассматриваемой группы, на травмы, увечья, насилие и смерть нет ВООБЩЕ НИКАКОЙ реакции. Главный герой «Андерграунда» даже взрывает гранату в чемодане, где сам лежит скорчившись – и хоть бы хны. Мне скажут: но это же фарс! Да, фарс. Фарс по типу «постебаемся на тему». Фантасмогория. Тарантино – кровавая фантасмагория, Кустурица – пьяная фантасмагория, в данном фильме круто приправленная сербским имперским шовинизмом. Недаром известный французский журналист Ален Финкелькро в свое время обвинил Кустурицу в просербской пропаганде и вообще заявил об отсутсвии у Кустурицы таланта!Мне кажется, что талант у Кустурицы все же есть, но имеет место быть некий инфантилизм, задержка в развитии, как и у Тарантино. Действительно, самая эмоциональная сцена фильма – встреча с обезьянкой бывшего смотрителя зоопарка. Прочие сцены также серии из мечты подростка: пьяные выходки героев, непрерывные попойки, стрельба в воздух из пистолетов, обесценивание страданий, крови, туповатый подростковый юмор (типа подсвечивания лица фонариком при панике в театре), примитивный животный эротизм (единственный реально талантливый эпизод в фильме с участием Миряны Йокович), наконец, сам главный герой из серии неубиваемых, очень похоже, что это фантазийная проекция личности самого Кустурицы-подростка – крупный альфа-самец, который пьет, бьет, совокупляется, бегает с большим черным пистолетом, вечно живой югославский бэтмен. Подросток с кинокамерой…Главная тема фильма «Андерграунд» - сожаление по-поводу распада сербской империи. Отсюда многочисленные, не всегда понятные иностранному зрителю символы. Лично меня страдания сербского империалиста не трогают и желания разбираться с символами как-то не возникло. Актерской игры в фильме практически нет, за исключением буквально пары эпизодов. У главного героя не лицо, а застывшая маска. Самые разные по накалу сцены фильма актер проводит с одним и тем же выражением лица. Об его эмоциях и чувствах мы можем только догадываться по телодвижениям. В покер, видимо, у Лазара Ристовски получается лучше играть, чем в кино.Единственный плюс фильма, на мой взгляд, безусловно талантливые музыка и танцы. В музыкальности Кустурице и вправду не откажешь. Человек-праздник.Никак не могу положительно оценить такой фильм. Но так как осознаю, что на мое мнение оказывает серьезнейшее давление мнение международной кинотусовки, наградившей «Андерграунд» колоссальным количеством наград, поставлю все же фильму 4.
 
Я обожаю этот фильм. Я безумно люблю его чумовую первую часть, но больше всего меня всегда пронзает финал. Наверное, для того чтобы понять этот финал, нужно самому пережить предательство друга и искренне простить его в память о том прекрасном, что было важнее предательства. Так что в глубинном смысле это фильм о победе прекрасного и подлинного над уродливым и случайным, и провести эту мысль фильму удается без фальши и наивности. Это выстраданная вера - в добро, жизнь, красоту, дружбу, все то, ради чего стоит жить.В этом фильме, который я предпочитаю называть 'Подполье' (под этим названием я его впервые увидела), есть несколько абсолютно гениальных находок: таких, как фраза 'Белград страдал от открытого перелома души', или война в зоопарке - поразительный символ жестокости и нелепости войны. И все же финал остается самым потрясающим для меня.Сплав боли и счастья, пляски и отчаяния. Кустурица в этом фильме постоянно ходит по лезвию: еще немного веселья - и получится цинизм или розовые очки, еще немного грусти - и станет слишком тяжело смотреть, еще немного чувств - и голос сорвется в истерику. Но тонко выверенные пропорции ни разу не нарушаются, и фильм продолжает развертываться дальше, идя танцующей походкой, соблюдая единственно верную интонацию рассказа о трагедии веселых людей. Бесспорный шедевр, один из лучших фильмов на все времена.
 
«Андеграунд» - отображение полувековой военной истории Югославии с начала Второй Мировой войны до её развала в начале девяностых годов.Картина пронизана сатирой и трагедией, а сухая документальная хроника является связующим звеном между ними, мостиком между «театральным действием» и тяжёлой исторической действительностью, правящей человеческими судьбами народов Балкан.Эмир Кустурица сравнивает две войны: Вторую Мировую и войну 90-х годов.В той первой войне Белград, да и в целом Югославия, претерпели многое: сначала немецкие бомбёжки, потом разрушения от собственных союзников, после чего - возникновение режима Тито.Главные герои фильма являются борцами с фашизмом. Это «настоящие герои» коммунистической Югославии, которые с течением времени слишком сильно и слепо увлекаются сопротивлением с воображаемым противником… Они пятнадцать лет безвылазно живут в Подполье и не видят для себя иного существования. Этот бесконечный конвейер с оружием представляет для них настоящую жизнь.Выход из Подполья дается тяжело. Их дети, взращённые на «святом» духе патриотизма, увы, нежизнеспособны: они не отличают солнца от луны, не умеют плавать и хотят вернуться «назад в подвалы».«Война – еще не война, пока брат не поднимет руку на брата», - говорится в фильме… Эти горькие слова отражают нечеловеческую боль целого поколения многих югославов, которые не в силах понять происходящую мясорубку и смириться с развалом их общего, некогда счастливого государства. Герои подполья Кустурицы и есть эти люди. Спустя полвека они и не представляли, насколько жестокой и нестерпимой бывает горечь, не придуманной ими, а НАСТОЯЩЕЙ войны!Часто повторяющаяся в течение всего фильма фраза «мать твою фашистскую» принимает иной смысл. Кто же «фашист» теперь? В новой войне трудно признать то, что «фашистом» являешься сам.«Хорваты убивают сербов, сербы – хорватов», - говорит солдат-ООНовец. Ему всё равно кто кого! Но для истинных патриотов – это сердечная рана смертельна. Ее ТАК ТРУДНО пережить.Выживает только обезьяна Сони. Все остальные в реальности - мертвецы. Они тонут в своем же «подпольном» колодце, в колодце своих грёз, и выплывают в утопический финал действия… Они снова в атмосфере «вечного» праздника… счастливы, слепы и готовы к новым подвигам… Близкое сердцу, ностальгическое прошлое взяло-таки бразды правления в свои руки. Эти люди уже не в Подполье, но не случайно, что они снова «откололись» от берега действительности…Возможно, что на территории бывшей Югославии сейчас немало тех, кто хотел бы повернуть время вспять, возвратить всё на прежние места, загладить боль и обиды. Но, как говорится, нельзя войти в одну реку дважды. Life is going on!«У этой истории нет конца»! Эта финальная фраза имеет, несомненно, двойной смысл.Браво, маэстро!
 
Тема распада Югославии меня заинтересовала после того, как я прочитал блог одного российского путешественника. А именно - его поездка по Балканским странам, где до сих пор всюду видны следы Югославских войн 90-ых. Посмотрел несколько фильмов о той поре. А этот фильм рассказывает о куда более широком периоде. Тем более это Кустурица. Значит надо смотреть! Посмотрел - не пожалел. 2 часа 50 минут пролетели на одном дыхании. Какой жанр? Трагикомедия? Фарс? Основная мысль фильма: сербы умеют веселиться. Любить-так любить, гулять - так гулять, стрелять - так стрелять! Они в чём-то похожи на нас, русских, только ещё более безбашенные. Вся их история - цепочка войн, конфликтов, потрясений, а они лихо отплясывают, пьют ракию, занимаются любовью под бомбёжкой, в общем - живут на полную катушку. Да и весь фильм крышесносящий. Чего стоит одна только бойня на съёмочной площадке! С другой стороны - фильм очень грустный. Главных героев здесь три: два приятеля и актриса театра. Надо сказать, что не сильно-то они и постарели за 50 лет. Над гримом как-то не заморачивались. Наталья что в 1941, что в 1961 одинаковая, да и в 1992 она не выглядит старой каргой. Марко и Петар в 41-ом уже такие дядечки лет за 40, в 92-ом им должно быть за 90. Разве что Ивана состарили более-менее правдоподобно. В 41-ом он совсем молодой паренёк лет 17, в 1961 ему за 30, а в 1992-ом он явный пенсионер за 60. Немного о главных героях. Марко. Обаятельный, харизматичный, но при этом мразь редкостная. Он может кого угодно расположить к себе, очень искусно врёт. В итоге он загубил несколько семей, нещадно их эксплуатируя, и мороча им голову. Ловелас. Безбашенный, живучий, способный выкрутиться из любой передряги.Петар. Закадычный друг и кум Марко. Не менее обаятельный, такой же безбашенный, неубиваемый и такой же ловелас. Только честный. И страдающий. Ну не может он подозревать лучшего друга в таких масштабных грехах: в массовом обмане, корысти, нечестности. Или не хочет верить. А когда правда вскрывается, у него едет крыша. И живёт он с 'поехавшей крышей' больше 30 лет.Наталья. Именно её не поделили два друга-ловеласа. Красивая, умная, но... шлюховатая что ли. То с одним, то с другим, то с немцем... Впрочем, она не совсем уж конченная. Совесть у неё периодически просыпается, но Наталья заливает её вином. Она страдает, но ей не сочувствуешь.Иван. Младший брат Марко. Слегка инфантильный, но добрый парень. Любит животных. Он поначалу второстепенный герой, но в конце выдвигается на первый план. Вот кому действительно сопереживаешь - так это ему. От сцены, где Иван узнаёт о распаде Югославии, такая скорбь накатывает, что сам того и гляди разрыдаешься вместе с ним. В 1992-ом его считают сумасшедшим, но он ли сумасшедший, или весь окружающий мир?Йован. Сын Петара. Полу-сирота: мать умерла при родах. С рождения жил в подземелье, не видя света и Солнца. С виду вроде бы добрый и непорочный парень, но как он мочил 'фашистов', с каким остервенением, ух! За годы жизни в 'ненастоящем' мире его сознание деформировалось. Он загублен в духоте, куда не поступала ни одна струйка свежего воздуха. Ему тоже сочувствуешь. Выйди он на поверхность в 1944-ом, наверняка бы вырос хорошим человеком. А получился нежизнеспособным в 'настоящем' мире.Остальные персонажи слишком уж эпизодичны. Помимо лихой безбашенности сербов хочется отметить их полнейший пофигизм. Обезьяна залезла в танк - всем пофигу! Результат - их мирку пришёл конец. А ещё заинтересовал подземный автобан. Он реально существует? Прямо длинная международная автострада через всю Европу целиком под землёй? Видимо, дорога секретная: немцы не верят Ивану, рассказывающему о ней. Да и ездят по ней в основном военные грузовики. Хотя и гражданских машин там хватает, и даже цыгане на велосипеде засветились. Стало быть, некоторые простые люди тоже о ней знают. Но я пока ничего о ней не нагуглил. Видимо, всё-таки дорога вымышленная. Судя по всему режиссёр пытался в этом фильме показать страдания своей родины - Югославии. Причём не одних только сербов, а всех югославов. Есть среди подземных жителей и босниец Мустафа. Есть и сцены в охваченной войной Боснии, где миротворец равнодушно говорит, что 'сербы убивают хорватов, а хорваты сербов', и эти слова вызывают боль у одного из героев. Боль за распадающуюся Родину. То есть режиссёр не делает разницу между сербами, хорватами, боснийцами, ибо страдают все. Но даже среди тотальных страданий безбашенные балканцы умеют веселиться и 'отжигать'.И ещё пара сумбурных мыслей. Первая мысль. Критики говорят об аллюзии, мол, с подвалом Кустурица сравнивает 'типа изолированную' Югославию, которая даже с СССР порвала отношения. Однако, пардон, изолированной Югославия как раз не была. Наоборот, она была самой открытой из соцстран, югославы по воспоминаниям вполне могли поехать на заработки в ФРГ и привозить Мерседесы и БМВ оттуда. Да и торговала страна одинаково плотно как с Западом, так и с соцлагерем. Я уж не говорю про съёмки знаменитого гонконгского боевика 'Доспехи бога' в Загребе. Так что Югославия времён социализма - далеко не закрытый подвал. И вторая мысль. Критики обвиняют Кустурицу в 'просербской пропоганде' и 'просербском империализме'. Что-то незаметно. Как я выше писал, режиссёр не делает разницу между сербами, хорватами и боснийцами, изобразив всех одинаково страдающими. Итого имеем красочный и яркий, но одновременно тёмно-подвально-мрачный, весёлый и безбашенный, но одновременно грустный, исторический, и одновременно привирающий (подземный автобан, ага), такой весь противоречивый фильм, который смотришь на одном дыхании. Почти три часа у экрана пролетят незаметно.
 
Кустурица мастер своего дела, и Подполье доказывает это в очередной раз. Закрутить сюжет таким образом, что-бы сознание зрителя вывернуть наизнанку, это далеко не каждому под силу. Кустурица снимает фильмы, как Дали пишет картины, так-же сюрреалистично, для не подготовленного зрителя не ясно, и отталкивающе. Некая мифическая абстракция. Но! копните чуть глубже, не поленитесь поразмышлять, и разобраться что хотел показать автор и тогда не понятные на первый взгляд картинки калейдоскопа начнут выстраиваться в чёткую цепочку понимания того, что хотел донести автор. Кино, однозначно не для всех, так как 'утончённо-чернушный' юмор, будет понятен не для всех зрителей, не говоря уже о политическо-военных векторах, которые проходят красной нитью через весь фильм. Кино тяжелое, требующее внутренних затрат психической энергии, поэтому даже не смотря, на моменты смеха, думать и напрягаться придётся, что-бы читать посылы режиссёра. Во время просмотра я пережил всю гамму эмоций, от смеха до слёз, и слёз горести с перехватившими гортань спазмами. Однако, браво маэстро, аплодирую стоя.
 
« - Все мы сумасшедшие. Только не всем нам поставили диагноз.» ( с ) В пышном и чрезвычайно богатом на выдумки творчестве югославского ( как он до сих пор продолжает себя называть, хотя нет уже больше такой страны ) режиссёра Эмира Кустурицы – есть несколько выдающихся картин. Эта же лента является его лучшим произведением, продолжая выработанный постановщиком стиль, в тоже время доведя его до невероятной эксцентрики, превратив серьёзную вещь в фарс. На первый взгляд кажется, что автор переборщил с комедией, заслонив ею драму. Но ведь и сам Кустурица неоднократно говорил, что в жизни слишком много всего плохого, от чего трудно не плакать. Поэтому он предпочитает не заливаться горючими слезами – а сознательно уходить в гротеск и буффонаду. Потому что когда смешно – тогда не страшно. И этот фильм - пожалуй лучшее тому доказательство. Впрочем, очень трудно классифицировать данное творение строго по канонам определённого жанра. Ибо Кустурица со свойственной ему щедростью смешал в «Андеграунде» казалось бы вовсе не сочетающиеся жанры. Тут и драма разбавленная комедией и откровенный символизм – которым пропитана вся картина, эксцентрические геги перемежаются с убийствами, а реальность подчас неотличима от вымысла. Не относя этот фильм к какому то конкретному жанру, пожалуй можно охарактеризовать его как «народное придание», ибо для сказки показанное на экране всё таки больно мрачно. Да и сама картина начинается титром, словно режиссёр посредством кино собирается рассказывать своему зрителю сказку: « Жила была одна страна»…Перед тем как говорить о сюжете картины, стоит сказать о том как именно он появился у её автора. Замысел о большой киноленте о народе бывшей Югославии, который находился тогда на пороге Гражданской войны – имевший территориальные и религиозные предпосылки, которые сам автор впоследствии назвал нелепыми. Ведь в его краю, на одном поле всегда стояли - мусульманская мечеть, православный храм и синагога. И вдруг, в один миг все словно по сходили с ума – начав убивать вчерашних соседей, сжигать их дома и обвинять в каких то абсурдных и невероятных вещах. Тогда сам режиссёр находился во Франции, на съёмках «Аризонской Мечты» - своей первой западной картины с голливудскими звёздами и большим бюджетом – который не позволил нарушить контракт и вернутся на родину. Где уже начинались первые бои, которые конечно же не могли оставить такого патриота и гражданина как Кустурица в стороне. Он часто связывался по телефону с Балканами, его показывали в прямом эфире. Он обращался к тем или иным лидерам политических и военных активистов, с просьбами отложить или вовсе прекратить боевые действия в том или ином районе. В то время Кустурица был уже очень большим художником, самым знаменитым представителем своей родины и в глазах её народа авторитет его был необычайно высок. Кто то даже пустил слух, что дескать известный режиссёр тайком перебрался через границу и уже воюет на стороне ополченцев. Хотя сам Эмир Кустурица высказался по этому поводу довольно однозначно, заявив о нежелании вступать в братоубийственную войну. Впрочем по политическим взглядам он был един с тогдашним главой государства Слободаном Милошевичем – делавшим всё возможное, что бы не допустить распада страны на несколько государств. Что конечно же не могло обойтись без большого количества жертв и крови… Вот тогда то Эмир Кустурица и захотел снять фильм о своём народе, попытаться показать весь творящийся в его стране абсурд, который был и в её советском прошлом. Желая заставить зрителя и попытаться самому поразмышлять о дальнейшем пути бывшего единого народа и распавшегося государства. Вместе с талантливым и самобытным сценаристом Душаном Ковачевичем они написали фантасмагорическую историю, в которой рассказали о политических и исторических преобразованиях и событиях на территории их родины за последние полвека. Действие берёт своё начало в 1941 –ом, с начала Великой Отечественной и завершается в 1992 – в начале югославской Гражданской войны. На всём протяжении повествования действуют одни и те же исполнители, которые иногда играют разных героев. Если пересказывать сюжет очень – очень сжато, то невозможно будет передать весь аромат и сложность задуманной Кустурицей «мистификации» ( как обозвали его творение на одном из фестивалей ). В сюжете проводится аллегория персонажа Мики Манойловича – коммунистического активиста и «героя войны и поэта» товарища Марко с многолетним главой государства – Тито. Который обманом и посулами долгое время дурил и эксплуатировал собственный народ, держа его в полнейшей изоляции. Так же поступает и Марко со своим кумом Петром Папери «Чёрным» ( Лазарь Ристовски ) - когда обманом удерживает того в подземном бункере, где тот с кучкой партизан со времён войны изготавливает оружие. Которое, как считают неутомимые жители подполья пойдёт на фронт – на погибель фашистов, хотя на самом деле Вторая Мировая давно закончилась а их продукция стараниями оборотистого товарища Марко идёт на чёрный рынок. Отставая на десятки лет от реальной жизни, замкнутые в тесном бункере партизаны однажды выбираются на поверхность. И от избытка эмоций, боясь в мирной цивилизованной жизни буквально всего – ведь многие из них ушли в подполье ещё детьми – «партизаны» хотят обратно в своё убежище… Невероятно ловко обращаясь с драматургией построения сюжета, с небывалой лёгкостью перемежая драму и комедию, делая практически фарс – в финале же, авторы достигают почти что эпической трагедии. Поэтому последние минуты картины невозможно смотреть равнодушно, без слёз… Сложная, но смотрящаяся на удивление легко и непринуждённо картина, в которой сложились многие творческие удачи: от безупречной актёрской игры на грани эксцентрики, до операторской работы Вилко Филача и запоминающегося саундтрека Горана Бреговича. Будучи впервые показанным на Каннском фестивале в 1995 – ом, «Андеграунд» Эмира Кустурицы принёс ему вторую Золотую Пальмовую Ветвь – введя тем самым в круг классиков мирового кино, уровня Скорсезе и Копполы. Правда не всегда фильм принимали с восторгом, нашлись и те, кто усмотрел в «Андеграунде» провокацию или же пропаганду в пользу сербов. Сам автор как мог отмахивался от подобных обвинений, заявляя что ему прежде всего больно за распавшуюся и истекающую кровью родину. Даже хотел после этой кино – фрески покинуть кинематограф, но к счастью потом изменил своё опрометчивое решение. Были у Эмира Кустурицы и после интересные, яркие картины. Взять хотя бы всеми любимую цыганскую комедию «Чёрная Кошка, Белый Кот» ( 1998 ) или мелодраму «Жизнь Как Чудо» ( 2004 ), да взять хотя бы только что вышедшую, замечательную ленту «По Млечному Пути». Но «Андеграунд» - так и останется для автора непревзойдённой, эпохальной работой.