Рома

Roma
  • Слоган: «There are periods in history that scar societies and moments in life that transform us as individuals»
  • Жанр фильма: драма
0
0 голосов
7.156
Рейтинг
Популярные фильмы

Сюжет фильма "Рома"

История жизни обычной семьи среднего класса в Мехико 1970-х.

Факты о фильме


  • Изначально фильм планировался к прокату в кинотеатрах, однако в 2018 году права на распространение приобрела компания Netflix.
  • В 2017 году жюри Каннского кинофестиваля решило не допускать в конкурсную программу фильмы, созданные только для распространения Netflix или другими распространителями фильмов на основе потокового мультимедиа. Год спустя Netflix начала кампанию в поддержку бойкота Каннского кинофестиваля. Одним из тех, кто поддержал Netflix, был мексиканский режиссёр, сценарист и продюсер Альфонсо Куарон. Таким образом фильм «Рома» не мог быть включён в программу Каннского кинофестиваля и выдвигаться на премию «Оскар».
  • Фильм назван в честь района Рома города Мехико, где разворачивается действие фильма. Этот район расположен в округе Куаутемок, к западу от исторического центра города.

Кадры

Постер


0 0
Отзывы
Информация
Чтобы оставить отзыв к фильму, пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт на сайте.
 
«Рома» Альфонсо Куарона, не имеющая никакого отношения к вечному городу, поссорившись с Каннами, в Венеции отхватила главный фестивальный приз - «Золотого льва» (главой коллегии жюри, между прочим, был соотечественник мексиканца, прошлогодний победитель премии «Оскар» Гильермо Дель Торо). Критики тут же нарекли ленту лучшим фильмом года, торжеством киноязыка, и пророчат ей статус классики. Куарон, как уже многократно отмечалось, сумел удивить всех, спустившись с уютного голливудского олимпа, дабы создать самый личный свой фильм, являющийся полным антиподом «Гравитации» по всем характеристикам. Проигнорировав большие экраны, «Рома» вышла на онлайн-сервисе «Нетфликс», лишая зрителя полностью насладиться своими безусловными визуальными достоинствами – фильм снят на 65-миллиметровую цифровую камеру, причем роль оператора исполнил сам режиссер, декларируя принципы полной диктатуры и независимости – помимо вышеуказанных амплуа, здесь он также продюсер и автор сценария. «Рома» - это кровный роман Альфонсо, бережно воссозданное диахромное воспоминание о Родине.Мехико.1971 год. На экране краткий отрезок жизни обеспеченной многодетной семьи, которая возложила хозяйство на двух служанок родом из местных индейцев. Ежедневная рутина мексиканских будней здесь соучаствует с витающей в воздухе метафизической угрозой, косвенно спровоцированной гражданским протестом и беспорядками. Создавая свой ностальгический эпос Куарон опирается на триумвират судеб: судьба служанки, смиренно принимающей жизненные испытания, и надежды на женское счастье которой рушатся в один миг, судьба семейства, вероломно преданного ее же главой – отцом, и которая теперь оказалась в руках матери и бабушки, и судьба страны, принимавшей не так давно крупные мировые события, представляющие большой объединяющий праздник – Олимпиаду и Чемпионат мира по футболу, а спустя год потерявшей покой и раздираемой конфликтами изнутри. В образе служанки Клео, являющейся ключевым объединяющим элементом для всего повествования, можно распознать как саму Мексику – душевно неспокойную, сбившуюся с пути, не осознающую своего места и предназначения, так и непосредственно индейскую нацию, ставшую давно рудиментом на этническом поле Северной Америки, и нельзя не заметить, как подобное воспевание женской стойкости конъюнктурно укладывается в современную кинематографично-социальную повестку. Если говорить начистоту, то технически высококлассно исполненную «Рому», подводит ее нарочитая претенциозность, и колоссальное желание быть чем-то большим, чем является картина на самом деле, которая конечно же, обивает пороги признания, выраженного регалиями, восславляющими эпитетами в адрес создателя, призами и статуэтками кинопремий, главная из которых ждет ее впереди. Куарон упивается автофилией, держа зрителя на расстоянии, в том числе благодаря специфической съемке, что в итоге приводит к потере баланса общей и личной проблематики: история брошенных, но не сломленных женщин размывается, и по прошествии более чем двухчасового хронометража остается довольно индифферентной и чужеродной по отношению к принимающей стороне. Также мексиканца выдает арсенал некоторых довольно банальных и пошлых приемов, среди них, например, метафора собачьего дерьма, в которое угодила злодейская нога отца – предателя. Несмотря на это, лента бескомпромиссно и опрометчиво объявляет себя произведением искусства, навязывает игру, которую большинство критиков с легкостью принимают, провозглашая картину лучшим фильмом года и будущей классикой. Но скорее «Рому» ждет перспектива, попасть в пул, к однодневкам, по типу «Лунного света», про который никто не вспомнит уже через несколько лет, чем стать классикой, отрабатывая актуальную сиюминутную повестку.
 
Не в роскоши, но в достатке: на вид благополучная семья занимает приличный особнячок в тихом районе города. Женщина с несколькими детьми и равнодушным к ним мужем, избегающим продолжения надоевших ему отношений, сбывая раздражение вместе с чадами и домочадцами, для которых наступает пора перемен, накрывающих волной алкогольного ретуширования нервов, сдавленных скоротечным прощанием отшатнувшихся супругов.Затяжным первым кадром с блестящей на кафельном полу небесной лужей и пролетающим в ней самолётиком Куарон поднимает ставки и выкладывает на стол свои козыри – классика чёрно-белого кадра, обрамляющего зеркальные отражения под пристальным взглядом задумчивого мыслителя, являющего миру совершенство изобразительной светотехники, упивающегося могуществом композиционных решений, расписываясь поверх них росчерком знаков и символов, воздвигая пьедестал для личного монумента в ряду признанных гениев, смакуя ради этого кучи собачьего дерьма, на которых поскользнулось семейное согласие, рассыпавшееся в прах разочарования, болью которого становится брошенная обманщиком беременная прислуга, мыкающая горе в ожидании случайного плода.Старательно поэтизируя стояние, Куарон обволакивает свой рассказ междометиями пауз, пытаясь выжать сок из окаменевших лиц, наделяя их выразительностью фресок, вполне уверенный в том, что работает не для кассы, а ради места в истории, пропуском в которую является выполнение обязательной программы сотворения канонического шедевра, закреплённого авторитетами, возлагающими корону на стоящего у трона наследника, претворившего в дело задуманный план.Здесь нет главного героя, а есть фигура режиссёра, находясь за кадром, сплетающего ткань своей истории, нанося на неё мелкий рисунок из линий жизни, замкнутых в узком кругу несчастий, настаивая на сочувственном отклике наблюдателей, но логично сведённый сюжет разрывает дистанцию между ней и зрителем, которого Куарон вместо действенного размаха потчует размашистыми общими планами, скрывая отчаяние ответственных моментов вместе с лицами тех, кому приходится их пережить.Куарон взялся говорить на языке жестов, используя для этого пространственно-визуальные приёмчики, создавая эффект скользящего взгляда, переходящего с заоблачной выси на грязную воду, с людей на животных, из дома на улицу, раздвигая рамки стен и помещаясь в них снова, он требует, чтобы его читали по губам, мастерски используя богатство технологий, обеспечивая себе профессиональный триумф при полном к тому моём равнодушии.
 
Так ли много знает этот мир современных режиссёров, действительно самостоятельно занимающихся созданием кино? Зачастую роль режиссёра в индустрии ограничивается занятием поста главного организатора, являющегося своего рода дирижером на площадке, в то время как львиная доля работы ложится на руку таких же профессионалов, входящих в съёмочную группу. И Альфонсо Куарон («Дитя человеческое», «Гравитация») входит в ту редкую касту режиссёров, окунающихся в работу с головой, действительно создавая от начала и до конца свои киноленты.«Рома» - это наполовину автобиографическая драма известного на весь мир мексиканца Альфонсо Куарона, взявшегося за камерную и очень приземлённую историю, в отличие от высокобюджетной «Гравитации» - своей предыдущей работы. Невооружённым взглядом видно, насколько показанная в фильме история личная для режиссёра. Настолько, что «Рома» относится именно к тому редкому числу картин, созданных одним человеком, в то время как сотни людей на съёмочной площадке - лишь руки, помогающие творцу добиться конечного итога. События картины происходят в 1970-1971 годах, воссозданные режиссёром с невероятным вниманием к деталям, от чего в достоверности экранной Мексики зрителю сомневаться не приходиться. А рассказывает картина о девушке из деревни по имени Клео (Ялица Апарисио), работающей вместе со своей подругой на главного антагониста ленты - богатого и не жалующегося на жизнь доктора, у которого в жизни есть всё: жена, четверо детей, хороший дом, дорогой автомобиль и даже любовница, но ему всё равно всего мало. То, как ловко и тонко Куарон знакомит зрителя с героями - заслуживает отдельных оваций.Отца семейства режиссёр первый раз показывает в весьма тонкой и забавной сцене, в которой доктор пытается впихнуть свою громадную и дорогую машину в маленький дворик, явно не предназначенный для неё, что очень ловко и точно рисует представление в голове у зрителя от персонажа. Но ещё более избирательно Куарон подошёл именно к главной героине. Нет ничего новаторского в истории, выстроенной вокруг бедной мечтательницы, но именно у Куарона история о несчастной девушке Клео выглядит как никогда свежо. Первыми же кадрами режиссёр показывает основной род деятельности девушки - пока она отмывает экскременты собаки от плитки, в отражении воды видно небо с пролетающим мимо самолётом, что сразу говорит о главной мечте героине - улететь, как можно выше от этого мира. К слову, самолёты в фильме встречаются не раз и не два, они занимают одну из центральных позиций в истории.А вскоре доктор просто уезжает от своей семьи и не возвращается, даже толком не попрощавшись с когда-то любимыми женой и детьми. Проблем добавляет ещё и внезапная беременность Клео, чей молодой человек также сбегает от неё. Нельзя сказать, что фильм богат на события, но это именно тот случай, когда вроде бы ничего за 135 минут не происходит, и в тоже самое время происходит столько всего, что попросту сложно уложить всё произошедшее в голове. С самого начала Куарон показывает, что главную героиню любят в семье, принимают как свою и всячески поддерживают, несмотря на то, что она просто работает на них.Ничто так не объединяет людей, как общее горе. Оставшиеся одни женщины просто продолжают жить дальше, параллельно пытаясь справиться с внутренней болью, пожирающей сознание с каждым днём всё сильнее и сильнее. Пока обстановка в Мехико далека от спокойной, Клео продолжает мечтать о лучшей жизни. Ещё до своего побега, её молодой человек представляется зрителю, как несчастный, но забавный юноша, увлекающиеся боевыми искусствами. И совсем не смешно становится, когда режиссёр в последствии рисует этого же юношу, но с оружием в руках, старающегося скрыть свою слабость за физической силой.Не секрет, что Куарон рос в окружении женщин, коим он и посвятил свой фильм. Все мужчины в картине карикатурно жестоки, даже дети. Три мальчика в семье то и дело спорят друг с другом, обзываются и дерутся, один раз доходит даже того, что один брат чуть не убивает другого. Можно было бы сказать, что фильм о мечтах, поскольку история выстраивается вокруг Клео, так любящей смотреть на небо, но нет, поскольку даже среди детей доктора, трое сыновей больше всего не признают именно свою сестру.В своем наполнении «Рома» рассказывает о взаимоотношениях между слабыми духом мужчинами, но сильными физически, и безупречными внутри, но хрупкими снаружи женщинами. Режиссёр в прямом смысле по ходу сюжета убивает в героине жизнь по вине её любовника. Однако, картина не наполнена чернухой ради чернухи, как тот же «Хрусталь» Дарьи Жук, а напротив, демонстрирует, что помимо неё в мире ещё есть столько прекрасного, ради которого стоит жить в этом мире.А удивительного и прекрасного в фильме хватает. Альфонсо Куарон не просто написал сценарий и занял кресло режиссёра, а ещё и сам стал оператором и монтажёром своей картины. Снятые им длинные панорамные на 65мм оптику - чёрно-белые кадры невероятной красоты. Буквально ни в одном кадре нет ничего лишнего, за весь фильм, что удивительно. Видно, с какой любовью и трепетом Куарон выставлял каждую композицию кадра. Даже при условии того, что в картинке нет цветов, ленту всё равно можно называть самой визуально красивой в уходящем году.Настолько идеальные и чувственные картины выходят крайне редко и «Рома» одна из них. Новую работу Альфонсо Куарона никак нельзя пропускать, а ведь для её просмотра никуда ходить и не надо, поскольку картина уже доступна для просмотра на стриминговой площадке Netflix, на которую медленно, но верно перебегают именитые и талантливые режиссёры, в погоне за той самой свободой творчества, зачастую ограниченную крупными студиями.Итог. Однозначно, «Рома» - это лучший фильм, выпущенный в этом году. И дело даже не в том, что написанный Альфонсо Куароном сценарий рассказывает какую-то новаторскую историю, несущую какую-то ныне невиданную миру идею. Всё гораздо проще. Это от начала и до конца картина, сделанная с такой любовью и трепетом, что она никого не способна будет оставить равнодушным. Пускай при первом взгляде кажется, что снаружи фильм до уныния обыден, но при более подробном рассмотрение становится видно, казалось бы, очевидное, сколько на самом деле в этой чёрно-белой истории красок, состоящих из когда-то пережитых режиссёром эмоций и переживаний.
 
Глубоко автобиографический фильм. Словно случайные кадры, которые взрослый сохранил из своего детства. Вот мы всей семьей смотрим вечернее шоу, я обнимаю няню. Вот мы поехали в гости за город, там все стреляли по бутылкам, а ночью мы тушили пожар. И я тушил. Вот мы на море, 'огромные 15 метровые волны'... папина машина модели Гэлакси... собачьи какашки во внутреннем дворике... Чужая размеренная жизнь в черно-белой Мексике начала 70-х. Ах да, удивительно снятая. Игра света и тени, плавные проезды по улицам ретро-Мехико за бегущими девушками, аллегории с самолетом в небе и водой, смывающей историю. Все, что так оценят настоящие киноманы и критики. То, на что мне, рядовому потребителю, глубоко фиолетово. Лично для меня Рома разбит на две абсолютно неравные части. Весь остальной фильм и сцена в больнице. Жесточайшая, жуткая своей реалистичностью. Я дрогнул на ней, скрутило, перебило дыхание. Жуть. Остальной трибьют простушке няне (очень доброй, тихой и душевной) занял два часа. За это время Куарон не предпринял ни одной попытки заинтриговать или удивить. Такое ощущение, что он наоборот скрадывал цвета, убирал эмоции, лишь по самой малой касательной дал массовые беспорядки, вошедшие в историю. Все интересное осталось на периферии картины или вообще за кадром. Зато молодой латинос-самурай минуту крутил ерундой и палкой перед моим носом. Красота по-мексикански. Красота для Куарона.Бывают фильмы, оставшиеся непонятыми, по окончании которых читаешь объяснение той или иной сцены, задумки. После Ромы же и этой тяги нет.
 
Вот уж редкостный, тягучий шедевр попался к просмотру, что и врагу не пожелаешь. Наград - масса. Восторгов - со всего мира, хоть отбавляй. А ты сидишь после титров окончания и понимаешь - как многое в жизни тебе не дано. Как высока поэтическая эстетика работы что не вызвала в тебе ни то что эмоции, а даже её едва уловимого скрипа, шороха. Кино - это когда хочется смотреть и наслаждаться. Кино - это когда получаешь удовольствие от созерцания за происходящим. Размышлением ли одаривает тебя режиссёр или интригой хитросплетения удивляя. Когда смеёшься над ироничностью или юмор плескается через край. А здесь то что?На два часа мы погружаемся в быт мексиканской семьи среднего достатка. Переносимся в 70-е годы прошлого столетия. Наблюдаем бестолковое существование людских особей в декорациях частного дома, в шуме мегаполисного гула, в оторопи у шквала волн. Скука. Метафоричность ленты как же, - возразят критики, - неужели не усмотрели? Собачье дерьмо едва ли не десертными украшениями всех этих благ, - не оценили? То колесом на эти 'мины' наедут, то платформой туфли измажутся и окриком, - вот дерьмо то... Дерьмо и есть.- А посыл? Посыл то насколько многозначителен. И форма, выбранная, разве не позабавила? - Знаете что, - хочется ответить эстетствующим, - раз Вам понравилось собачье дерьмо, так и копайтесь в нём от души. А меня, увольте это делать.Конвейер из плоти демонстрирует автор. Ничтожность человеческого существования бросает в зрителя в ухмылке. И каждый присутствующий здесь, носитель никчёмной пустоты самого себя. Что есть жизнь? Череда смертей и рождений предстающая взору - беременная вот-вот готова одарить мир новым появлением, но для кого? Кому это нужно? Ей? Нет, она уже тяготится вынашиваемым плодом? Отцу? Он сбежал едва услышав весть. Обществу? Уличная демонстрация расстреливается и жертвы повсюду. Жизнь не ценится, трупы на асфальте. А разве четверо хозяйских детей в особняке не преданы родителем? Оставлены и преданы. А к окончанию фильма ещё и ограблены. Потеха - шкафы вывезены, а книги оставлены на полу...Несчастная нянька (а может быть наоборот как раз счастливая в своей дремучести), почти бессловесная Золушка пыхтит упреждая любую блажь господ. Служанка Клио как робот, как добровольный раб, подобно той гадящей во дворе собаке 'за еду и питьё'.Но 2 часа смотреть на подобное, претит.Так кино ли это? Если готовы пересмотреть подобное - да. В противном случае - нет. Ассоциации с 'Фаворитами луны' Отара Иоселиани вызвала картина. Почти статичное наблюдение за происходящим между людьми тогда демонстрировал мэтр. И пороки - улыбкой. Там Франция, здесь Мексика. Там 1984 год, здесь 2018-й. Казалось бы за столько лет кинематограф ого-го как шагнул вперёд. Ан нет, Альфонсо Куарону ещё расти и расти матерея. Или пенять на свой почерк и одаривать возжелавших, подобным.Будет возможность, сравните. 'Классика', она намного 'питательней' и намного 'вкуснее'.
 
Действия фильма разворачиваются в 70-ые годы XX века в Мехико. История расскажет о жизни в одном из домов зажиточного района под названием Рома, где жизнь богатых размеренна, а бедных полна хлопот. Молодой служанке Клео в скором времени суждено познать и любовь, и горе... После первых десяти минут начинает складываться ощущение, что вынести настолько неспешное повествование будет непросто, но проходит время и... в динамике ничего не меняется, но изменяется само восприятие картины. Куарон - настоящий волшебник в вопросах лаконичной подачи материала и создания медиативного экспириенса. «Рома» - это не фильм в привычном понимании этого слова, а скорее настоящий срез целой эпохи и общества, где всё щедро приправлено извечными человеческими проблеми. Демонстрируемые годы скрупулёзно воссозданы от мала до велика, начиная от мелкого быта и моды до огромного бурлящего жизнью города. Сквозной сюжет зачастую уступает самой атмосфере и уходит куда-то на второй план, но той документальной интимности, с которой преподносится история, можно простить всё что угодно.У Куарона нет типажей и нет ни плохих, ни хороших образов в привычном их понимании - есть только люди, столь живые и яркие, что сложно поверить в наличие какой-либо постановки. Интересно, что помимо органичных главных героев, огромное внимание уделено массовке, дополняющей общую картину: снующие прохожие, громкие уличные торгаши, озабоченные медсестры, разъярённые студенты. Здесь нет безликих фигур - каждая сцена дотошно выверена и заполнена пышущими жизнью людьми. Альфонсо Куарон, выступивший сразу режиссером, оператором, монтажером, сценаристом и продюсером умудрился справиться со всем сразу. С политикой и решениями «Оскара» последние годы весьма сложно соглашаться, но общие десять номинаций и три победы тут абсолютно оправданы. Куарон провел титаническую работу и честно пожинает плоды своего труда в качестве бесконечных дифирамб от кинокритиков всего мира. «Рома» - прекрасен почти во всем, но лейтмотив будто кричит о том, что требуется некое усложнение самой истории, наличия большего количества резких поворотов и прочего сценарного креатива. Возможно, что простота выбрана специально, и автор намеренно стремился к обыденности с фокусом на дух эпохи, но понимать и принимать это аудитория может весьма диаметрально. В остальном это шикарное зрелище с незабываемой атмосферой, безумно стильной операторской работой и, естественно, отменнейшей режиссурой с большой буквы.
 
Многие называют артхаус жанром, однако я не соглашусь с таким термином. Я предпочитают называть артхаусом то кино, которое преподносит смелую мысль, при этом не стараясь ее разжевать массовому зрителю. Причем важно, чтобы артхаус преподносил идею, без личного мнения автора. Чтобы режиссер просто дал пищу для размышления, а не навязывал свои идеи. Если же фильм агитирует вас к принятию определенного решения, то тогда это плохой артхаус.Однако есть артхаус в разы хуже. Этот тот артхаус (скоро это слово будет употребляться меньше, обещаю), который не преподносит вообще никакой мысли. Когда он представляет просто набор скучных кадров, не раскрытых героев и за всем этим ничего не стоит. И к сожалению, именно таким оказался фильм 'Рома'. Почему к сожалению? Да потому что давно не было хорошего кино, которое заставляет пофилософствовать. Итак, перейдем к основной части фильма, а именно к минусам: Сюжет - его нет.Показушность - фильм сделал все, чтобы быть на Оскаре. Он полностью на испанском, имеет чб картинку с долгими планами бытовухи (3 минуты показывают, как служанка отскребает говно собаки от пола, как машина паркуется в узком проходе, как героиня смотрит в окно и т.д.). Вместо того, чтобы учить чему-то, фильм только делает вид, что учит.Скука - думаю тут и так все понятно. Нельзя сделать, двухчасовой фильм не о чем, интересным.Хронометраж - историю, которую можно рассказать за минуту, растягивают на 2 часа.Немногочисленные плюсы:Операторская работа хороша и местами даже очень. Единственное, что не дает умереть со скуки во время просмотра, так это порой отлично поставленные ракурсы или просто красивые пролеты камеры. Актеры. Главная героиня отыгрывала на уровне. Остальные актеры тоже с задачей справляются. Когда страшно, изображают страх, когда грустно, грустят и так далее. Так же, как и фильм проявил минимум усилий, чтобы меня развлечь, столько же приму и я, чтобы написать на него рецензию. P.S. Дорогие искатели скрытых смыслов, любители сложных, экспериментальных фильмов и т.д. Прошу вас не забывать, что насколько бы глубоким, философским и проникновенным бы фильм не был (а в 'Роме' нет ничего из выше перечисленного), если он унылый и не умеет развлечь зрителя, то грош такому фильму цена. Не достаточно просто скомпоновать отснятые кадры во время монтажа так, чтобы получилась история. Кино-это нечто большее. Нужно сделать так, чтобы не провисало повествование, была интрига, саспенс, прочие приемы, которые вызывали бы интерес у зрителя и держали бы его прикованным к экрану. И это трудно, сделать так, чтобы артхаус был интересным. Вспомните 'Догвилль' Триера. Он все три часа держит тебя у экрана, за счет интересной постановки, сценария и актеров. Но увы, режиссер с этой задачей не справился и сделал фильм до пошлости банальным артхаусом. А именно чб, долгие планы и натянутая мораль в конце. А потом все задаются вопросом, мол 'почему никто не смотрит артхаус?'. Да потому что он стал ассоциироваться такими фильмами как 'Рома'.
 
Садясь за просмотр картины, я была уверена что этот черно-белый фильм, получивший столько наград, будет безумно далеким для моего понимания. Такие предвзятые мысли часто лезут мне в голову, особенно если подобные произведения нахваливают критики. 'Иной киноязык', 'новаторское искусство' - фразы, которые скорее отталкивают, чем притягивают, вот почему он был в закладках у меня долгое время.Однако, оказалось, что эта история вовсе не далекая, а наоборот - будто происходит под вашими окнами. Глядя на первые кадры, мне сразу вспоминается юг России, где похожих пейзажей и персонажей великое множество. Альфонсо Куарон, несомненно, создавал личную историю, но она будет жить ещё многие годы, так как проблемы, затронутые в ней - живы и продолжают жить. Это один из немногих фильмов о женщинах на моей памяти, снятый только о них. Язык повествования безумно красив, он не новаторский, в этом я соглашусь, но он цепляет, 70-ые годы, на экранах известные фильмы, в Мексике забастовки, всё это кажется обычным фоном для истории, но соединяя вместе все моменты, маленькие детали и место действа - складывается картина целого мира.Сама история ведет весьма незатейливое повествование, автор то и дело кидает нам подсказки состояния двух главных героинь (это Клео и мать семейства), об этом мы узнаем из обрывков фраз или заднего плана. Их истории донельзя банальные, но многие женщины ими живут - отец покинул своих детей, матери остались одни. Ведь в России эта проблема стоит наиболее остро - многие были воспитаны в семье без отца, где были мать/бабушка/тётя и ни одного мужчины рядом. Они вдвоем воспитывают их, ухаживают, переживают. Надо сказать что дети безумно очаровательны. Их поведение действительно детское, а самый младший не может не вызывать улыбку.Семья - это всегда очень сложный образ. Мы привыкли видеть отца и маму, много детей, счастье и радость. Но наша жизнь далеко не всегда похожа на семью из рекламы. Альфонсо Куарон будто рассказывает нам историю, которую вы можете наблюдать из окон своего дома, слышать от знакомых или даже самим быть участником похожего сценария. В этом и кроется тайный смысл и прелесть картины: семья - это то, что ты зовешь семьей. Где царит любовь и бережное отношение друг к другу. Поддержка, внимание и тепло.
 
Конечно, никакого Ромы в фильме нет, Roma – романское название Рима, столицы Италии, или всего лишь района Мехико, в котором разворачивается действие фильма Альфонсо Куарона, если это можно назвать действием. Автор по-альмадоваровски снятой комедии «И твою маму тоже», проторившей ему дорогу в Голливуд, где он снял небанальную антиутопию «Дитя человеческое» и оскароносный эксперимент «Гравитация», между делом поработав над картиной из цикла о Гарри Поттере, на этот раз делал, что хотел: Netflix после Оскара за «Гравитацию» выдало ему полный карт-бланш, и в результате «Рома» выглядит изощренной насмешкой над толстосумами, ибо это вопиюще незрительское кино.Начнем с того, что оно черно-белое, статичное и практически бессюжетное: смотреть два с лишним часа за будничной жизнью богатой мексиканской семьи и их слуг, где единственный источник напряжения – беременность одной из служанок и ее последующие роды, - просто невыносимо. В этом фильме сконцентрированно все то, что лично я ненавижу в жизни: серость повседневности, бескрылость, отсутствие духовных устремлений, искусства и диалогов о нем, одним словом – бытовуха. Но если Майк Ли или Ноа Баумбах могут даже в серости каждодневных будней найти что-то неповторимое и небанальное, что скрашивает жизнь (первым делом – юмор), то у Куарона тривиальность жизни усугубляется полным отсутствием иронической дистанции по отношению к ней, а уж о бытийных конфликтах и пограничных бергмановских ситуациях что и говорить, их попросту здесь нет. Сторонник фильма, его кажущейся правдивости, которая тем не менее запечатлевает лишь внешнюю сторону жизни, без экзистенциальной глубины, скажет, что некоторая, пусть и сниженная конфликтность в фильме все же есть, просто режиссер не выставляет ее напоказ – это столкновение интересов господ и слуг, богатых и бедных, стремлений сохранить ребенка и избавиться от него (основная коллизия романа Кундеры «Вальс на прощание»).Да, это так, но непостижимая для зрителя заунывность нарратива, демонстративное игнорирование законов драматургии, смешная в своей аккуратности и просчитанности операторская работа (камера движется столь робко и осторожно, будто боится лишний раз спугнуть персонажей: Куарон снимал сам, и видно скованность и непрофессионализм мешали ему чувствовать себя свободно, как настоящий оператор), минимальный монтаж, в том числе и внутрикадровый, превращают «Рому» в видеоарт, инсталляцию, стремящуюся запечатлеть течение повседневности, и не более того (конечно, не столь отмороженно в своей радикальности, как «Четырежды» Фраммартино, но все же последовательно).Удивительно, что многие синефилы восприняли фильм Куарона как новаторский и сложный по киноязыку, хотя ничего принципиально нового в нем нет: ранее были и «Диллинджер мертв» Феррери, и «Седьмой континент» Ханеке с эмоциональными взрывами в финале, и даже «Жанна Дильман» Шанталь Акерман, в которой героиня Дельфин Сейриг готовит обед на кучу человек весь фильм и в итоге сходит с ума от гендерно жесткой роли домохозяйки. «Рома» не предлагает принципиально ничего нового кроме очень живой актерской органики (хотя, может, перед нами и непрофессионалы), не позволяющей выделить главных героев в общей массе персонажей. Вы, скажете, что главная героиня – Клео, но она столь ординарна и бескрыла, что даже не претендует на звание «маленького человека».Куарон снимает все столь сдержанно и даже безэмоционально, что сочувствия к проблемам Клео и ее окружения почти не возникает (кроме, конечно, того, что с ней случается в последней трети фильма). Поэтому рискну сказать резко: «Рома» получилась мертвой конструкцией, призванной запечатлеть текучесть жизни, но в которой так упорно ампутированы все бытийные терзания, мучающие людей, если, конечно, они не одноклеточные, и так все до тошноты нашпиговано бытом, что выглядит это искусственным, а отнюдь не естественным режиссерским восприятием жизни. «Рома» - такой же эксперимент, как и «Гравитация», а район Мехико выглядит столь же серым и нежилым (в плане бытийного обживания, а не бытовой реконструкции 70-х), как и космическое пространство. Поразительно, что в полностью выдуманной, казалось бы, истории (к тому же антиутопии), как «Дитя человеческое», Куарону удалось единственный раз за свою карьеру снять немертвый фильм, насытить его конфликтами и конкретикой, сделать нервным и эмоционально обжинающим. Как показывают «Гравитация» и «Рома», режиссер, к сожалению, ушел от такого кино в область банальных в своей выспренности, изощренных формально, но тривиальных по существу, экспериментов, имеющий отношение не к искусству кино, а к видеоарту. Будем надеяться, что этот уход не станет необратимым.